Можно ли в суде пользоваться диктофоном

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса). Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.

Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске. Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) – следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена. В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу № 33-15582/2016).

Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в «Базе знаний службы Правового консалтинга» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации»; далее – закон об информации). Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса). Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014).

Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Читайте так же:  Как узнать за что айтюнс снимает деньги

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

Позиция ВС РФ

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18.
Требование заявителя: Учесть скрытую аудиозапись в качестве доказательства того, что заем был предоставлен ответчикам на общие нужды семьи.
Суд решил: В обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, истец вправе ссылаться на скрытую аудиозапись беседы с ними.

Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).

ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.

Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.

Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е. была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо. Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде. Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры:

«Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию. Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются. Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)».

Читайте так же:  Статья конституции рф о защите отечества

Елена Мякишева, адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры»:

«Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде. Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их «контрагент» уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств. В этом случае аудиозапись – единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.

Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства».

Сергей Карпушкин, юрист практики «Разрешение споров» юридической фирмы «Борениус»:

«Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально. Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств. В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.

ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон. Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон. При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т. д.».

Роман Беланов, руководитель проектов компании «Хренов и партнеры»:

«Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.

Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.

Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство».

Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal:

«Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой. В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г. по делу № 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.

С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством. Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой. Рассматриваемое определение – хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком».

Читайте так же:  Незаконное повреждение чужого имущества

Использование диктофона при разговоре с работодателем

Работодатель постоянно кричит на работников государственного учреждения, запугивает увольнением или лишением процентов по заработной плате, заставляет работать в выходной, задерживаться на работе, работать в две смены и т.д. Можно ли при разговорах с работодателем использовать диктофон или камеру без его согласия? Можно ли будет без его согласия использовать записи в суде?

Согласно ч. 1 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ аудио- и видеозаписи являются одними из средств доказывания, которыми стороны процесса могут подтверждать обстоятельства, обосновывающие свои требования.

Как следует из ст. 77 ГПК РФ лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи.

Таким образом, использование аудио- или видеозаписей при доказывании в гражданском судопроизводстве возможно при условии указания источника их происхождения.

Что касается правомерности использования аудио- или видеозаписи без согласия собеседника, то на основании ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» недопустим сбор информации о частной жизни лица, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, без его согласия.

Между тем указанное выше положение закона не распространяется на ситуацию, при которой собеседники находятся на рабочем месте и в официальном качестве (работник и работодатель), в связи с чем фиксация каким-либо способом их разговоров не запрещается.

Если говорить о позиции судебных органов по данному вопросу, то обращает на себя внимание определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 06.12.2016 N 35-КГ16-18, которым признано правомерным использование в качестве средства доказывания в гражданском судопроизводстве аудиозаписи, сделанной без согласия собеседника, представленной суду с соблюдением рассмотренного выше требования ст. 77 ГПК РФ.

Можно ли записывать разговор на диктофон без предупреждения (в суде все сказали определенно)

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Как уже было отмечено выше, Верховный суд России поставил в вопросе использования записей на диктофон, сделанных скрытно окончательную точку (во всяком случае пока). На самом деле сделано это было еще несколько лет назад. Долгое время суды не имели возможности (а также желания) заниматься экспертизой голоса на записи. Уже только по этой простой причине использовать диктофонную запись в качестве доказательства, при условии, что она была сделана скрытно, не представлялось возможным. Кроме того, с буквы закона такие действия расценивались как вмешательство в частную жизнь.

Видео (кликните для воспроизведения).

Два года назад Верховный суд стал отклонять решения нижестоящих судов об отказе рассматривать «несанкционированную» аудиозапись. Теперь такое доказательство не только не считается недостоверным, но даже более того – охотно принимается служителями Фемиды. Остается только порадоваться за отечественные суды, которые в еще одном вопросе начали (наконец) соблюдать родимый Гражданский процессуальный кодекс! Пускай и после «подзатыльника» от Верховного суда.

Особенно иронично, что на самом деле, граждане всегда имели право представлять на суде записи с диктофона. В том числе – селенные тайно, и суд всегда был обязан их рассматривать. Вмешательства в «частную жизнь» не будет в том случае, если сделанные запись действительно относится к делу, рассматриваемому судом.

При этом важно понимать, что фальсификация доказательств (в том числе диктофонной записи) – это тоже серьезный проступок. На суде одна из сторон имеет полное право запросить проведение экспертизы записи в том случае, если появится подозрение о наличии в ней склеек, искажений и тому подобных нюансов.

Подытоживая сказанное выше, остается только подчеркнуть – записывать на диктофон можно все и всех, без предупреждения. Если диктофонная запись способна помочь человеку защитить свои права, честь и достоинство, а также имущество в суде – инстанция обязана рассмотреть ее в качестве одного из доказательств.

Читайте так же:  Перевод земли в промышленное назначение

Хочется узнать еще больше интересного? Как насчет того, чтобы прочесть про 5 вещей, которые нельзя постить в социальных сетях в России, чтобы не угодить за решетку и это не шутки.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Диктофон — таблетка от судейского хамства

Статус судьи требует от его носителя не только высокого уровня квалификации, образования юриста, стажа работы по юридической специальности, высокой трудоспособности, но и высоких этических установок. А если и не высоких этических установок, то хотя бы обычного уважения к сторонам и другим участникам процесса.

Не знаю, как Вам, но мне доводилось не один раз сталкиваться с неадекватным, откровенно хамским поведением судей. Хамское — значит пренебрежительное, высокомерное и оскорбительное. Чаще всего это хамское поведение проявлялось в отношении всех участников процесса.

Считаю, об этом надо говорить открыто, называя вещи своими именами.

Сталкиваясь с подобным, разные юристы (и не только) поведут себя по-разному. Но большинство предпочтет стерпеть. Когда я столкнулся впервые, я не знал, как реагировать, потому что получил какой-то легкий шок от происходящего. Я тоже терпел, корректно отвечая на откровенное хамство. С другой стороны вообще была девушка, которая не является юристом. Ей судебное заседание стоило слез

Ну что же, свое решение я нашел и советую Вам тоже пользоваться им.

В следующее судебное заседание я пришел с диктофоном. Открыто и демонстративно. Вы думаете, что-то изменилось? Изменилось все. Все судебное разбирательство до последнего заседания проходило в строгом соответствии с процессуальным законом и максимально корректно, я даже сам не ожидал такого эффекта.

Не стоит забывать, что только видеозапись судебного заседания довольно проблематична, а аудиозапись производится свободно и без предупреждения.

Но нас интересует запись только с предупреждением, как можно более громким и эффектным (можно даже помахать им перед другой стороной). Только нужно не упустить одну деталь — ходатайство о внесении записи в протокол судебного заседания.

Этим ходатайством в такой ситуации Вы:

1. Ясно обозначите, что Вам не нравится такое поведение судьи и Вы не намерены это терпеть;

2. Обозначите, что принесли диктофон (желательно выложить его на самое видное место, я обычно выкладываю его на Кодекс судейской этики );

3. В случае использования записи диктофона как доказательства в дальнейшем не возникнет никакого вопроса по ее допустимости как доказательства;

4. Теперь Вас не будет особо беспокоить неполнота протокола судебного заседания. Для этих целей лучше носить диктофон вообще на все судебные разбирательства.

Я использую свою простую форму, основой которой поделюсь . Очень желательно приобщать к делу именно письменное ходатайство о внесении записи, т.к. бывает, что протокол судебного заседания неожиданно (?) не отражает всего, что должен отражать.

Как видите, желательно индивидуализировать диктофон, на который производится запись. Я обозначаю модель и серийный номер.

И еще. Лучше, конечно, иметь отдельный диктофон с выносным микрофоном. Ибо смотрится это более внушительно, качество записи лучше и в случае чего (у меня такого не было и не надо), на экспертизу уйдет сам диктофон, а не Ваш любимый iPhone.

Я использую модель Philips LFH 0655 Voice Tracer. Имеет хорошее качество записи, нормальный функционал и приемлемую стоимость — в пределах 2500-3000 р., хотя аналогов довольно много. Он не раз меня выручал не только в судебных заседаниях, но и при разных переговорах.

Может ли суд запретить вести запись, на каком основании?

Разрешена ли запись судебных заседаний по гражданским делам на цифровой диктофон?

Нужно ли на это разрешение суда (судьи)?

Может ли суд запретить вести запись, на каком основании?

Будет ли являться запись заседаний суда на цифровой диктофон доказательством, принимаемым к рассмотрению?

В каких статьях и законах на этот счет имеется информация (ну чтобы знать что допустимо, а что нет, не просто с чужих слов)?

Аудиозапись судебного заседания как средство доказывания

Применение диктофона в судебном процессе является весьма остро обсуждаемой проблемой среди практикующих юристов. Эта тема напрямую затрагивает принцип гласности — один из важнейших принципов судопроизводства.

Читайте так же:  Уголок уединения в группе детского сада

Не секрет, что не все судьи приветствуют применение аудиозаписывающих устройств в зале суда.

Приведем пример из судебной практики. Пенсионер В.Н. Вобликов обратился в суд с иском о взыскании недоплаченной пенсии и в ходе процесса совершил правонарушение, за которое подвергся административному аресту сроком на одну неделю. В постановлении судьи указано, что «из самих показаний правонарушителя Вобликова судом усматриваются прямые признаки правонарушения, так как ведение аудиозаписи было направлено на срыв судебного заседания и с целью унизить достоинство председательствующего судьи. «*(1).

Несмотря на это современное российское законодательство напрямую допускает применение аудиозаписи в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Это российская интерпретация гласности. Так, например, принцип гласности в германском варианте не допускает возможность аудио- или видеозаписи судебного заседания для публичного воспроизведения, даже с согласия сторон и разрешения суда; не предусматривается и права сторон на самостоятельные аудио- или видеозаписи судебного разбирательства.

Базисные положения применительно к рассматриваемой теме закреплены в Конституции РФ, которая устанавливает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45), а также свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29).

В части 7 ст. 10 ГПК РФ и ч. 7 ст. 11 АПК РФ аудиозапись получила свою конкретную регламентацию. Законодателем закреплено, что лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства.

Однако при этом возникает вопрос: может ли мешать порядку в судебном заседании применение диктофона? Представляется, что нет. Это объясняется тем, что согласно ч. 4 ст. 158 ГПК РФ и ч. 3 ст. 164 АПК РФ надлежащему порядку в судебном заседании не должны мешать действия граждан, присутствующих в зале заседания и осуществляющих разрешенные судом фотосъемку и видеозапись, трансляцию судебного заседания по радио и телевидению. Таким образом, каких-либо ограничений для аудиозаписи нет. Фото- и видеоаппаратура, возможно, и может реально помешать ведению судебного процесса, поскольку при ее использовании применяются вспышки, лампы освещения, штативы и т.п. Также необходимо учитывать и человеческий фактор: не всякому приятно фотографироваться, а тем более записываться на видеокамеру в обстановке судебного разбирательства. В более выгодном положении находится диктофон, который обладает маленькими габаритами, работает бесшумно и тем самым не создает каких-либо помех для судебного разбирательства.

О том, что диктофон не может помешать порядку судебного заседания, свидетельствует и тот факт, что Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ из ч. 5 ст. 241 УПК РФ «Гласность» исключены слова, устанавливающие согласие сторон для применения аудиозаписи. Таким образом, законодатель встал на позицию невозможности создания применением диктофоном каких-либо помех порядку судебного заседания.

Сложным и неоднозначным вопросом является возможность применения полученной аудиозаписи судебного заседания в качестве средства доказывания.

Рассмотрим пример из судебной практики. При подаче кассационной жалобы, ООО «Торговый дом «Обувь» заявило письменное ходатайство о приобщении к материалам дела в качестве доказательств по делу аудиозаписи судебного заседания апелляционной инстанции на CD-диске и копии заявления от УМНС РФ по Челябинской области в арбитражный суд Челябинской области.

Налоговые органы возразили против удовлетворения ходатайства и заявили, что указанный диск с аудиозаписью и копия заявления по другому делу не являются относимыми и допустимыми доказательствами по рассматриваемому спору, ссылаются также на отсутствие у кассационной инстанции полномочий на приобщение к делу новых доказательств, которые не были предметом исследования в ходе рассмотрения спора по существу.

Видео (кликните для воспроизведения).

Суд кассационной инстанции, совещаясь на месте, руководствуясь ст.ст. 67, 68, 286, 290 АПК РФ определил: отказать ООО ТД «Обувь» в приобщении аудиозаписи судебного заседания апелляционной инстанции на CD-диске и копии заявления от УФНС РФ по Челябинской области 17.11.2004 N 07-14

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here