Верховный суд как часто отменяет решения

Пленум ВС разъяснил, как добиться отмены вступившего в силу решения суда

Пленум Верховного суда вычеркнул абзац из Постановления Пленума ВАС от 30 июня 2011 года № 52. В нем говорилось, что признание судом недействующим нормативного правового акта или отмена такого акта в установленном порядке вышестоящим органом или лицом как не соответствующего закону не может рассматриваться в качестве обстоятельства для пересмотра дела по новым обстоятельствам – за исключением случаев, когда НПА признан недействующим с момента его принятия.

Таким образом, Верховный суд признал: признание нормативно-правового акта недействующим или его отмена могут послужить новым обстоятельством для пересмотра судебного решения вне зависимости от того, с какого момента данный нормативный правовой акт признан недействующим.

Поводом для пересмотра постановления семилетней давности послужило решение Конституционного суда по жалобе компании «Альбатрос», которая в 2015 году арендовала у властей Петербурга один из городских причалов. Договор не был пролонгирован: арендованный причал внесли в перечень мест, в которых запрещена остановка и стоянка судов. Административная коллегия ВС в 2017 году отменила соответствующее постановление городских властей, но признала его недействующим лишь с момента вступления решения в законную силу. Из-за этого «Альбатрос» не смог оспорить решения арбитражных судов, которые признали законным отказ в продлении аренды.

Статистика ВС: как работает главный суд России

Президиум ВС: один экономический спор

В первом полугодии 2019 года Президиум Верховного суда рассмотрел 2514 надзорных жалобы и представления по уголовным делам. Этот показатель продолжает снижаться: в 2017 году он составлял 3106, а в 2018 – 2923. В порядке надзора на судебном заседании Президиума рассмотрено 103 уголовных дела (против 119 годом ранее) в отношении 138 лиц. Удовлетворены жалобы и представления в отношении 135 лиц. При этом 42 дела Президиум ВС рассмотрел с использованием видео-конференц-связи.

Уголовные дела – самая частая категория, рассматриваемая Президиумом ВС. Остальные попадают туда значительно реже. Например, экономический спор был рассмотрен лишь один (см. «Президиум ВС поддержал НМТП в споре с ФАС на 9,7 млрд рублей»), а дела других категорий вообще не доходили до заседаний Президиума.

Большая часть дел, которые рассматривает Президиум ВС, вернулась в Россию из Страсбурга, то есть из Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

Апелляционная коллегия: 5 из 288

Апелляционная коллегия ВС в первом полугодии 2019 года окончила производство по 288 делам – это столько же, сколько за аналогичный период 2016 и 2017 годов, но меньше, чем в 2018 (370). При этом в 2019 году коллегия рассмотрела 15 дел по жалобам на постановления об изменении территориальной подсудности по уголовным делам (и отменила решение лишь по одному из них), а также 263 административных дела (оставила 261 решение без изменений) и два гражданских дела. Еще восемь дел, рассмотренных в апелляции, попали из дисциплинарной коллегии ВС. И решения по всем остались без изменений.

Таким образом, из 288 обжалованных судебных актов апелляционная коллегия изменила лишь пять.

«Гражданская» коллегия: нагрузка снизилась

В первом полугодии 2019 года коллегия ВС по гражданским делам рассмотрела:

  • в апелляционной инстанции: 63 гражданских дела (в прошлом году их было чуть больше – 71). Отменены 15 решений;
  • в кассационной инстанции: 35 440 кассационных жалоб и представлений. Этот показатель снизился почти на 10% – против 37 832 в прошлом, 2018 году, но он все равно значительно больше, чем в 2017 году, когда было рассмотрено 26 281 дело;
  • в судебном заседании по кассации рассмотрено 398 гражданских дел против 509 годом ранее. Из этого количества лишь 15 жалоб остались без удовлетворения.

В большинстве случаев гражданская коллегия, как и экономическая, предпочитает не принимать новое решение, а отправляет дело на пересмотр. Это произошло 328 раз.

Из 398 гражданских дел, рассмотренных в кассационном порядке, решение первой инстанции было отменено по 126, при этом 121 дело отправили на пересмотр. Были отменены 223 апелляционных определения, 200 дел направили на новое апелляционное рассмотрение. Кроме того, судьи отменили 12 апелляционных определений с оставлением в силе промежуточных решений первой инстанции. По семи делам «гражданская» коллегия ВС отменила кассационные постановления и вернула дело на новое рассмотрение в «первую» кассацию.

Еще 17 007 жалоб по гражданским делам, включая жалобы, не подлежащие рассмотрению в порядке, установленном процессуальным законодательством, а также жалобы, разрешение которых не относится к компетенции ВС, были рассмотрены в управлении по организационному обеспечению рассмотрения обращений ВС.

Коллегия по экономическим спорам: жаловаться стали чаще

Экономколлегия Верховного суда за отчетный период рассмотрела в кассационной инстанции 18 280 жалоб и представлений против 15 120 годом ранее. Это значит, что в экономколлегию стали жаловаться на 20% чаще. Количество рассмотренных дел, напротив, снизилось – с 240 до 219. При этом в 2017 году их было еще больше – 280.

За отчетный период судьи экономколлегии вынесли 202 определения о передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании. Рассмотрено было 204 дела (против 240 годом ранее), из которых лишь по итогам семи судьи отказались удовлетворить жалобу. В остальных 197 случаях судьи удовлетворили жалобу.

Чаще всего судьи ВС предпочитают отправлять экономические споры на новое рассмотрение – более чем по половине дел.

Так, по 80 делам судьи отменили решения судов первой инстанции:

  • 67 решений – с направлением дела на новое рассмотрение;
  • 12 – с принятием нового судебного акта;
  • 1 – с прекращением производства по делу в связи с утверждением мирового соглашения.

Еще по 51 делу отменены определения судов первой инстанции:

  • 41 определение – с направлением дела на новое рассмотрение;
  • 12 – с принятием нового судебного акта;
  • 1 – с оставлением заявления без рассмотрения.

Девять раз за полгода судьи рассматривали экономические споры с использованием видео-конференц-связи.

Также за полгода судьи экономколлегии рассмотрели 899 жалоб на решения по делам об административных правонарушениях, принятые арбитражными судами. До заседания дошли лишь 13 из них, каждая такая жалоба была удовлетворена.

Читайте так же:  Сколько машина может ездить без номеров

Судебная коллегия по административным делам

За первые шесть месяцев 2019 года коллегия Верховного суда по административным делам рассмотрела в первой инстанции 534 административных иска (против 699 годом ранее), из них 123 – в судебном заседании. В апелляционной инстанции в судебном заседании рассмотрено 611 административных дел (против 478 в 2017 году), а в кассационной – 151 (140). По делам об административных правонарушениях судьи рассмотрели 7256 жалоб и 465 дел. В порядке надзора рассмотрено 330 жалоб и представлений.

За отчетный период ВС зарегистрировал 549 административных исковых заявлений, заявлений и жалоб, поступивших в ВС по первой инстанции. Для сравнения, в аналогичный период 2018 года их было значительно больше – 705. Судьи вынесли 275 (годом ранее – 404) определений об отказе в принятии административного искового заявления и 136 (151 – в 2018 году) определений о его возвращении.

Окончено производство по 123 делам – это практически показатель 2017 года (тогда – 122). По 118 делам вынесены решения, в том числе по 23 делам требования удовлетворены, а по четырём – производство было прекращено.

Кроме того, за шесть месяцев 2019 года судколлегия по административным делам рассмотрела 383 дела об административных правонарушениях, лишь немного перекрыв показатель 2018 года (382 дела). Чаще всего обжаловали:

  • постановления несудебных органов и должностных лиц – 103 дела;
  • постановления мировых судей – 169 дел;
  • постановления районных судов – 110 дел.

Успешное обжалование случилось по 139 делам. Самый частый исход (75 случаев) – отмена постановления о привлечении к административной ответственности с прекращением производства. Без изменения решение оставили лишь по 32 делам.

«Уголовная» коллегия

За январь – июнь текущего года коллегия ВС по уголовным делам рассмотрела по апелляционной инстанции 473 уголовных дела (на 20 меньше, чем за первое полугодие 2018), а по кассационной – 24 736 жалоб и представлений (годом раньше – 27 801). Лишь по 382 делам вынесены постановления о передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. Годом ранее представлений и жалоб было 27 147, передано на рассмотрение – 374. Нагрузка на уголовную коллегию уменьшилась в части общего количества жалоб, но число рассмотренных в заседании дел осталось примерно на уровне 2018 года.

Из 410 жалоб на приговоры, постановления о прекращении дела и о применении принудительных мер медицинского характера, то есть на итоговые решения по уголовным делам, суд отменил решения в отношении 31 человека. Было отменено 20 обвинительных приговоров и 10 оправдательных, еще в одном случае коллегия отменила постановления о прекращении дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования. В отношении 77 осужденных приговор был изменен, при этом в большинстве случае Верховный суд выбирает смягчение приговора. Тем не менее девять осужденных получили от «уголовной коллегии» более строгое наказание, чем в нижестоящих судах. Приговоры в отношении 572 человек оставлены без изменения.

При рассмотрении 300 апелляционных дел в 319 судебных заседаниях использование видео-конференц-связи было больше, чем в любой другой коллегии ВС. Больше, чем во всех остальных коллегиях ВС вместе взятых.

В кассационном порядке коллегия рассмотрела 69 уголовных дел в отношении 77 человек и удовлетворила жалобы и представления по 65 делам в отношении 72 лиц. Четыре приговора были отменены полностью, еще 32 – изменены (все – смягчены).

Дисциплинарная коллегия: одно успешное обжалование

Раздел статистики, посвященный дисциплинарной коллегии ВС, наименее информативен и состоит из одного абзаца. В ВС отмечают, что за первые шесть месяцев 2019 года коллегия зарегистрировала 43 заявления (46 – в 2018 году), из которых заявителям возвратили 36, а к производству приняли всего семь. Рассмотрено было лишь шесть дел, и только по одному из них требования были удовлетворены. Этот показатель за год снизился в три раза – тогда ДК ВС удовлетворила требования по трем делам.

Верховный суд рассказал, когда может быть отменен приговор по уголовным делам

В обзоре судебной практики, опубликованным Верховным судом, сказано, что в случае изготовления протокола судебного заседания по частям, каждая его часть, как и весь протокол в целом, должна быть подписана председательствующим и секретарем. Отсутствие в уголовном деле надлежаще оформленного протокола может повлечь отмену приговора.

В качестве примера ВС разобрал дело в отношении некого Ц., протокол по делу которого состоял из нескольких частей. Первую часть составил секретарь К., затем секретарь В., а последнюю — опять К. Отмечается, что в судебных заседаниях были допрошены свидетели и исследованы доказательства по делу, положенные в основу приговора, по которому Ц. был осужден по ч. 1 ст. 228 УК.

Коллегия по уголовным делам ВС, рассмотрев кассационную жалобу, приговор отменила, так как части протокола не были подписаны секретарями, которые их составляли, и председательствующим. Полнота и правильность изложения хода судебного заседания и исследования доказательств, указал ВС, надлежаще не заверены. Таким образом, отсутствие протокола в том виде, в каком он должен быть оформлен и содержать необходимые реквизиты в соответствии с требованиями УПК, свидетельствует о несоблюдении судом обязательной к исполнению процедуры фиксации уголовного процесса, что ставит под сомнение законность и обоснованность вынесенного приговора (дело № 46-УД 17-3).

У сторон защиты и обвинения должны быть равные права

ВС также указал, что оправдательный приговор, постановленный на основании вердикта присяжных, может быть отменен по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего при наличии таких существенных нарушений уголовно- процессуального закона, которые ограничили право на представление доказательств, в частности, право стороны обвинения на допрос свидетеля.

Б. был осужден по приговору суда, вынесенному с участием присяжных по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 и п. «а» ч. 3 ст. 158 УК (покушение на кражу). Он же оправдан по обвинению в совершении преступления по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК (убийство), за непричастностью к его совершению. В апелляционном представлении прокурор просил приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение, так как суд ограничил сторону обвинения в представлении доказательств, отказав в допросе свидетеля под псевдонимом «И», что повлияло на необоснованное оправдание Б. за убийство и переквалификацию его действий с разбоя на кражу. Отменить приговор просила и потерпевшая Г.

Коллегия по уголовным делам ВС отменила приговор в части осуждения Б. по п. «а» 84 ч. 3 ст. 158 УК и оправдания по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 105 УК, а уголовное дело передала на новое разбирательство в тот же суд иным составом со стадии отбора кандидатов в присяжные. ВС указал, что показания свидетеля «И» приведены в обвинительном заключении как доказательство стороны обвинения, которая просила вызвать его и допросить в суде. Однако суд в этом отказал, так как «его показания не относятся к существу предъявленного Б. обвинения». При этом, как отметил ВС, из показаний свидетеля видно, что показания имеют непосредственное отношение к существу предъявленного Б. обвинения.

Читайте так же:  Какая флюорография нужна для военкомата

Таким образом, отказ в допросе свидетеля повлек ограничение права стороны обвинения на представление доказательств, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона. При новом рассмотрении суду надлежит создать участникам процесса со стороны как защиты, так и обвинения необходимые условия для осуществления предусмотренных законом прав, указала уголовная коллегия ВС (дело № 30-АПУ17-1СП).

Кто заплатит за работу адвоката?

Если подозреваемый или обвиняемый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и адвокат участвовал в уголовном деле по назначению, то расходы на оплату труда защитника возмещаются за счет средств федерального бюджета, указал ВС.

В качестве примера ВС привел дело, когда по определению судебной коллегии по уголовным делам ВС адвокатам А. и В. было выплачено вознаграждение за осуществление защиты осужденных М. и Ч. в суде апелляционной инстанции соответственно в размере 21 600 и 25 200 руб. из средств федерального бюджета. А процессуальные издержки в размере указанных сумм были взысканы в доход бюджета с осужденных, которые потом подали жалобу с просьбой отменить это определение, так как от услуг адвокатов они отказались.

Президиум ВС исключил из определений указания о взыскании с осужденных процессуальных издержек, указав, так как осужденные отказались от услуг защитников при рассмотрении уголовного дела в апелляции, однако их отказ не был удовлетворен и адвокаты участвовали при рассмотрении дела по назначению суда, на осужденных не может быть возложена обязанность по возмещению расходов, связанных с оплатой труда защитников (дело № 96-П16).

Суд должен обосновать назначение дополнительного наказания

ВС также указал, что если установленное в санкции статьи дополнительное наказание в виде штрафа или ограничения свободы не является обязательным, то суд в описательно-мотивировочной части приговора должен привести основания их назначения.

В пример ВС привел дело некого К., который по разным статьям (по ч. 3 ст. 33, п. «в» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 222 УК) был приговорен в общей сложности к 18 годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 руб., и дополнительно к ограничению свободы сроком на 2 года. Ему также запретили изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного госоргана, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. Кроме того, К. запретили выезжать за пределы территории Подольска Московской области, его обязали являться в специализированный государственный орган для регистрации четыре раза в месяц. Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам ВС приговор оставлен без изменения.

Однако Президиум ВС отменил штраф и дополнительное ограничение свободы, указав, назначение таких дополнительных наказаний не является обязательным, их применение возможно по усмотрению суда, который в описательно-мотивировочной части приговора это решение не мотивировал. Кроме того, Президиум ВС исключил указание на запрет К. выезжать за пределы территории Подольска, поскольку исходя из положений ч. 3 ст. 471 УИК наименование муниципального образования определяется той уголовно-исправительной инспекцией, в которой осужденный должен будет встать на учет после отбывания лишения свободы (дело № 191-П16)

Ознакомиться с текстом Обзора можно здесь.

Отмена Верховным Судом решения по процессуальным основаниям – случайность?

Сугубо процессуальные нарушения крайне редко становятся основанием для отмены вступивших в законную силу судебных актов. Как известно, есть безусловные основания для отмены, которые представляют собой столь грубые, или существенные, нарушения процессуального законодательства, что сам факт этого нарушения позволяет усомниться в законности судебного акта (ч. 4 ст. 270, ч. 4 ст. 288 АПК РФ). Иные процессуальные нарушения могут повлечь отмену судебного акта только в случае, если они привели или могли привести к принятию неправильного судебного акта (ч. 3 ст. 270, ч. 3 ст. 288 АПК РФ). Эти основания для отмены дифференцированы в процессуальном законодательстве применительно к апелляционной и следующей за ней кассационной инстанциям (имеются в виду суды округов). Предполагается, что наиболее грубые процессуальные нарушения должны исправляться судами до Верховного Суда РФ – во всяком случае, те из них, которые носят очевидный характер. Хотя и процессуальные нарушения со стороны судов апелляционной и кассационной инстанций не исключены, к сожалению.

Суды, как правило, неохотно отменяют судебные акты по причине лишь процессуальных нарушений, даже если они действительно могли повлиять на выводы суда по существу спора, обычно ссылаясь на них лишь в совокупности с указанием на нарушения материального права, часто при этом указывая не на одно, но на комплекс процессуальных нарушений. Наиболее вероятно это для случаев неправильного применения норм о доказывании. К примеру, если нарушены были правила о бремени доказывания, существует высокая вероятность того, что суд пришел бы к иным выводам, если бы правила процесса соблюдались надлежащим образом. Однако наличие таких нарушений даже отследить непросто. Как правило, при оставлении судебного акта в силе перечисляется лишь то, что в глазах вышестоящего суда подкрепляет судебный акт, свидетельствует о его правильности, а не то, что его порочит, даже если недостатков «не хватает» для того, чтобы отменить судебный акт.

В случае же выявления безусловных оснований (например, неизвещение, неподписание судебного акта кем-либо из судей, отсутствие протокола) у суда проверочной инстанции не остается другого выбора. В судебной практике имели место единичные, пожалуй, случаи, когда такого рода нарушения доходили до суда высшей инстанции. Для предотвращения таких ситуаций ВАС РФ даже разъяснил в Пленуме, посвященном пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам, что подобные нарушения со стороны суда кассационной инстанции могут быть отнесены к вновь открывшимся обстоятельствам (чтобы самому не заниматься столь очевидными отменами). Для арбитражных судов это разъяснение действует и сейчас.

В настоящее время процессуальные нарушения, прямо подпадающие под определение безусловных оснований для отмены, все же встречаются не так часто. Гораздо чаще возникают ситуации, когда судом допущена вроде бы грубая ошибка в применении правил процесса, которая прямо к таким основаниям не относится, но по степени существенности нарушения приближается к ним. Поэтому важно понять: в силу самого процессуального нарушения per se судебный акт подлежит отмене или требуется оценка со стороны суда того, привело ли это к принятию неправильного судебного акта?

Читайте так же:  Как наказывали детей в школах в старину

Для практики может быть актуально, во-первых, толкование безусловных оснований для отмены, так как не всегда очевидно, относятся ли к ним те или иные нарушения. Так, к примеру, в Определении Конституционного Суда РФ от 3 апреля 2014 г. № 656-О по запросу Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда рассматривался вопрос о толковании такого имеющего конституционное содержание безусловного основания для отмены, как «незаконный состав суда», – применительно к процедуре замены судей.

Во-вторых, нужно понять, не расширился ли фактически перечень, т.е. не появились ли в судебной практике новые основания для отмены, которые, по сути, являются безусловными, хотя в законе в качестве таковых не названы.

Таким основанием можно считать, к примеру, несоответствие резолютивной части судебного акта объявленной (как полностью, так и частично). Данное основание для отмены появилось в практике ВАС РФ с тех пор, как аудиозапись судебного заседания стала обязательной и официальной.

Есть такие случаи в практике СКЭС ВС РФ и в настоящее время. Например, определения от 6 апреля 2017 г. № 305-ЭС16-17903 и от 21 июля 2017 г. № 305-ЭС17-3225.

В-третьих, можно рассмотреть вопрос о том, какие процессуальные нарушения являются хотя и не безусловными основаниями для отмены судебных актов, но настолько значимыми, что все же влекут отмену. Можно предположить, что именно на такие ситуации рассчитана законодательная формула «могло привести к принятию неправильного судебного акта», однако такого рода нарушения условно могут быть обозначены даже как «промежуточные» (между безусловными и другими исключительно процессуальными основаниями для отмены). Полагаем, это применимо к случаям, если характер нарушения таков, что оно неизбежно вызывает сомнения в законном и обоснованном судебном разбирательстве, не согласуется с задачами судопроизводства (см. ст. 2 АПК РФ). Представляется, что наиболее грубые процессуальные нарушения, которые можно так квалифицировать, связаны с нарушением права участвующих в деле лиц на судебную защиту их прав и законных интересов.

Следует отметить, что любое отдельно взятое нарушение прав участвующих в деле лиц само по себе едва ли может быть основанием для отмены. Процессуальный закон дает лишь критерий «привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта». В основаниях для отмены судебных актов Судебной коллегией ВС РФ в АПК РФ по аналогии с ГПК РФ вроде бы значится необходимость восстановления и защиты нарушенных прав и в случае процессуальных нарушений тоже, но через союз «и» с критерием «повлияли на исход дела».

Эти нормы призваны обратить внимание на то, что как бы печально ни было нарушение процессуальных прав заявителя жалобы, само по себе оно не влечет отмену судебного акта, ставшего результатом рассмотрения дела, в котором нарушения были допущены. Однако степень такого нарушения, по нашему мнению, все же должна судами учитываться, и Верховный Суд РФ на это суды ориентирует.

В не так давно принятом Определении СКЭС ВС РФ от 21 августа 2017 г. № 305-ЭС17-7914 основанием для отмены послужило то обстоятельство, что апелляционный суд принял решение по существу обособленного спора, не располагая томом дела, в котором находились доказательства, представленные процессуальным оппонентом конкурсного управляющего – физическим лицом – заявителем жалобы в ВС РФ.

Видео (кликните для воспроизведения).

В этом определении есть указание на значительность нарушения и на то, что оно могло привести к принятию неправильного решения по существу, хотя и без ссылки на конкретную норму АПК РФ. Тем не менее в нем также есть указание на существенное нарушение судами апелляционной и кассационной инстанций права заявителя на судебную защиту. Полагаем, что оно могло бы быть дополнено и ссылкой на нарушение основополагающих принципов судопроизводства (прежде всего таких, как равенство, состязательность).

Поэтому то, что на первый взгляд может показаться технической ошибкой или небрежностью со стороны суда, может иметь гораздо большее правовое значение, если речь идет о нарушении фундаментальных принципов судебного процесса. И реакция Верховного Суда РФ в виде отмены по данному основанию судебных актов важна, поскольку призвана обратить внимание судов и на недопустимость игнорирования базовых прав участников процесса, и на отграничение процессуальных нарушений, наличие которых критично для оценки законности и обоснованности судебного акта. При этом значимым является то, что к применению норм материального права это нарушение не имеет непосредственного отношения и судебные акты отменяются независимо от того, правы ли были суды по существу. Поэтому и исследование сути спора применительно к данному вопросу не требуется.

В качестве других примеров сугубо процессуальных и грубых нарушений в практике СКЭС ВС РФ можно привести следующие:

– отмена судом округа не того постановления, в отношении которого была подана жалоба заявителем (обжаловались не судебные акты по существу спора, а судебные акты, касающиеся разъяснения решения суда), хотя в этом случае нарушение было квалифицировано как выход суда за пределы предоставленных ему законом полномочий, т.е. самостоятельное процессуальное основание для отмены, отличное от перечисленных в ч. 3 и 4 ст. 288 АПК РФ, – Определение от 17 августа 2017 г. № 308-ЭС17-6692;

– ошибка в указании адреса суда, осуществляющего организацию видео-конференц-связи, которая квалифицирована как ненадлежащее извещение, – Определение от 30 марта 2017 г. № 305-ЭС16-20857.

Таким образом, наиболее грубые процессуальные нарушения, повлекшие явное нарушение прав участвующего в деле лица, которые идут вразрез с базовыми процессуальными принципами, должны признаваться основаниями для отмены судебных актов, хотя степень необходимости оценивать их последствия по тем или иным критериям может различаться в каждом конкретном случае. Иногда такие нарушения носят более очевидный характер, иногда менее, что также вызывает сомнения в возможности обобщения подобного рода случаев в виде официального разъяснения Верховного Суда РФ. Кроме того, они разнообразны и непредсказуемы, в любом случае носят характер исключения из правила, которое – имея в виду дела, поступившие на рассмотрение ВС РФ, – либо допустил суд округа как кассационная инстанция, либо нижестоящими судами было проигнорировано. Поэтому вопрос в этой сфере часто стоит не как «допустимо или нет», а как «насколько это значимо», хотя, конечно, судам надлежит соблюдать любые (все) процессуальные нормы в своей деятельности.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Пленум ВС разъяснил, как добиться отмены вступившего в силу решения суда

Пленум Верховного суда в четверг принял постановление, которым признал законность одного из оснований для пересмотра дела по новым обстоятельствам. Поводом стало решение Конституционного суда, который выявил противоречие в практике.

Читайте так же:  Что такое аннуитетные и дифференцированные платежи по кредиту

Пленум Верховного суда вычеркнул абзац из Постановления Пленума ВАС от 30 июня 2011 года № 52. В нем говорилось, что признание судом недействующим нормативного правового акта или отмена такого акта в установленном порядке вышестоящим органом или лицом как не соответствующего закону не может рассматриваться в качестве обстоятельства для пересмотра дела по новым обстоятельствам – за исключением случаев, когда НПА признан недействующим с момента его принятия.

Таким образом, Верховный суд признал: признание нормативно-правового акта недействующим или его отмена могут послужить новым обстоятельством для пересмотра судебного решения вне зависимости от того, с какого момента данный нормативный правовой акт признан недействующим.

Поводом для пересмотра постановления семилетней давности послужило решение Конституционного суда по жалобе компании «Альбатрос», которая в 2015 году арендовала у властей Петербурга один из городских причалов. Договор не был пролонгирован: арендованный причал внесли в перечень мест, в которых запрещена остановка и стоянка судов. Административная коллегия ВС в 2017 году отменила соответствующее постановление городских властей, но признала его недействующим лишь с момента вступления решения в законную силу. Из-за этого «Альбатрос» не смог оспорить решения арбитражных судов, которые признали законным отказ в продлении аренды.

Постановление Пленума Верховного суда от 20 сентября 2018 года № 33 «О признании не подлежащим применению абзаца третьего пункта 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июня 2011 года № 52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам».

В каких случаях верховный суд отменяет решение районного суда.

Основания для отмены приводятся в статье 330 ГПК:

Статья 330. Основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке

1. Основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

2. Неправильным применением норм материального права являются:

1) неприменение закона, подлежащего применению;

2) применение закона, не подлежащего применению;

3) неправильное истолкование закона.

3. Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для изменения или отмены решения суда первой инстанции, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного решения.

4. Основаниями для отмены решения суда первой инстанции в любом случае являются:

1) рассмотрение дела судом в незаконном составе;

2) рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания;

3) нарушение правил о языке, на котором ведется судебное производство;

4) принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;

5) решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело;

6) отсутствие в деле протокола судебного заседания;

7) нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения.

5. При наличии оснований, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных настоящей главой. О переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции выносится определение с указанием действий, которые надлежит совершить лицам, участвующим в деле, и сроков их совершения.

6. Правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.

Если грамотно подготовить Апелляционную Жалобу и хорошо подготовиться и выступить в принципе можно надеятся на отмену

Но это бывает очень редко на самом деле на практике

Новые кассационные суды отменяют решения нижестоящих втрое чаще старых

В течение первых двух месяцев с момента введения так называемой сплошной кассации во вновь созданные кассационные суды поступило 28 000 жалоб по гражданским делам, они рассмотрели 4700 жалоб и удовлетворили 734, т. е. 16% от их общего количества, сообщил во вторник председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев на заседании Совета судей в Москве. Для сравнения: в первом полугодии 2019 г. президиумы региональных судов рассмотрели 66 500 жалоб и удовлетворили 3000, т. е. всего 5%. По административным делам из 653 рассмотренных жалоб удовлетворены 128 (20%), в то время как в региональных судах этот показатель был на уровне 4%. «Сейчас еще рано делать выводы, но статистика свидетельствует о правильности введения института сплошной кассации», – подытожил председатель Верховного суда. Данные о пересмотре в кассации решений по уголовным делам пока отсутствуют: по новым правилам рассматривают такие решения, вынесенные после 1 октября, их пока несколько десятков.

Кирилл Титаев из Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге называет эти цифры «обнадеживающими». Проблема заключалась в том, что работа судов оценивается по количеству отмененных решений, а поскольку рассматривавшие кассационные жалобы судьи работали в том же суде, что и вынесшие оспариваемые решения, они были слабо мотивированы к отмене решений своих коллег. Теперь это противоречие снято и, судя по первым данным, не произошло сокращения количества обращений, которого можно было опасаться из-за усложнившейся логистики, рассуждает эксперт. Важно еще понять, насколько частым окажется «фильтр», установленный новыми судами для принятия жалоб к рассмотрению. Ведь кассация проверяет вопросы нарушения права, а не факта, ранее это позволяло судьям отсеивать львиную долю обращений. В любом случае, добавляет Титаев, были все основания ждать улучшений по результатам такого нововведения. Другое дело, что в области гражданского и административного судопроизводства граждане всегда могли рассчитывать на более-менее качественное судебное решение. Основные проблемы судебной системы – в уголовной сфере, отмечает он.

Адвокат Юлий Тай говорит, что примерно таких цифр и ожидал: кассационным судам надо доказать свою эффективность, а кроме того, там нет еще той монолитной сплоченности, которая сложилась в региональных судах. Когда вводились апелляционные арбитражные суды, количество отмен доходило до 30%, напоминает он. Потом, конечно, этот показатель снизился, но никогда не опускался до того уровня, который показывали суды общей юрисдикции. «Дело не в том, чтобы ориентироваться на какую-то определенную цифру, просто я и мои коллеги не верим в идеальное правосудие, – объясняет Тай. – И когда суды возвращали 99% жалоб, это была прежде всего демонстрация неэффективности системы». Он отмечает, что по количеству отмен сейчас лидирует первый кассационный суд в Саратове, где самый смешанный состав судей – среди них есть и ученые, и пришедшие из арбитража. Минимальное количество отмен демонстрирует Седьмой кассационный суд в Челябинске, куда массово перешли судьи местного облсуда.-

Читайте так же:  До какого возраста платят налог на землю

Верховный суд фактически отменил срок давности

Верховный суд предлагает считать уклонение от уплаты налогов преступлением, которое продолжается, пока должник окончательно не рассчитается с государством. Такое разъяснение содержится в проекте постановления пленума Верховного суда, который планируется обсудить в четверг, «Ведомостям» удалось познакомиться с его копией. Подлинность содержания документа подтвердили два участника рабочей группы, готовившей проект постановления.

Последний раз к налоговым преступлениям Верховный суд обращался в 2006 г., в проекте нового постановления – практически дословная цитата из того решения: под уклонением от уплаты налогов следует понимать умышленные деяния, направленные на их неуплату и повлекшие полное или частичное непоступление налогов в бюджет. Теперь к этому добавлено разъяснение: преступление следует считать оконченным с момента неуплаты налогов в установленный срок. Но такие преступления являются длящимися, поэтому срок давности уголовного преследования по ним исчисляется с момента фактического прекращения преступной деятельности, т. е. со дня добровольного погашения либо взыскания недоимки.

Фактически это означает отмену срока давности – да еще с обратной силой, хотя закон не менялся, ужасается Вадим Зарипов из «Пепеляев групп». Получается, еще вчера нельзя было привлечь за неуплату налога 10 лет назад, а сегодня – уже можно. По ст. 198 и ч. 1 ст. 199 срок давности – 2 года, он тоже восстанавливается по всем делам, где налог еще не уплачен, продолжает он, и, чтобы освободиться от уголовного преследования, надо будет самому заплатить налог, пеню в размере налога и штраф, на который налоговая и не рассчитывала по истечении давности по Налоговому кодексу, а также потому, что выездную проверку за тот период не проводила.

ВС: отменил решение суда, принятое с нарушением требований закона

Нарушение норм и требований Гражданского Процессуального Кодекса, Постановления Пленума Верховного Суда от 19 декабря 2003 г. N 23 «О СУДЕБНОМ РЕШЕНИИ» — повлекло отмену принятого решения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№5-КГ17-184

ОПРЕДЕЛЕНИЕ:

г. Москва 12 декабря 2017 г.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС: изначальный арест не должен автоматически продлеваться на все время следствия

Суды не должны автоматически продлевать аресты обвиняемых: изначально выбранная мера пресечения в виде содержания под стражей не означает, что она должна сохраняться на все время следствия и суда, указывает Верховный суд (ВС) РФ в своём первом обзоре судебной практики за 2019 год. Он подчеркивает, что обстоятельства, из-за которых задержанного отправили в СИЗО, не всегда являются достаточными для продления меры пресечения, связанной с лишением свободы.

«Продление срока содержания обвиняемого под стражей может иметь место только при подтверждении достаточными данными наличия предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для дальнейшего применения этой меры пресечения.

При этом обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей», — отмечает высшая инстанция.

ВС в обзоре сослался на постановление Славгородского городского суда Алтайского края, который продлил на 5 месяцев арест обвиняемого в грабеже и вымогательстве (определение № 51-УД18-16).

В кассационной жалобе адвокат, оспаривая законность постановлений о продлении содержания под стражей, указывал, что суд первой инстанции формально отнесся к рассмотрению ходатайства следователя, устранился от исследования обоснованности приведенных в нем доводов и без надлежащей проверки продлил срок ареста.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ эту позицию поддержала и отменила постановление.

ВС пояснил, что согласно положениям части 1 статьи 110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для ее избрания, предусмотренные статьями 97 и 99 УПК РФ.

«По смыслу закона продление срока содержания обвиняемого под стражей может иметь место только при подтверждении достаточными данными предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для дальнейшего применения этой меры пресечения. При продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами, обосновывающие продление срока применения меры пресечения в виде заключения под стражу», — отмечает ВС.

Он указывает, что сами по себе обстоятельства, на основании которых фигурант дела был заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления этой меры пресечения.

«По истечении времени эти обстоятельства перестают быть достаточными для продления срока действия данной меры пресечения, в связи с чем при решении вопроса о продлении этой меры пресечения суду надлежит устанавливать конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей, для чего при рассмотрении соответствующего ходатайства, необходимо исследовать иные значимые обстоятельства», — поясняет высшая инстанция.

В приведённом в обзоре случае, по мнению ВС, эти положения закона не были соблюдены в полной мере. Так, суд согласился со следователем, что по объективным причинам он не успевает провести необходимые следственные действия, а обвиняемому вменяется тяжкое преступление, к тому же он имеет непогашенную судимость.

«Между тем судом не в полном объеме исследованы данные о личности обвиняемого, в постановлении не отражено семейное положение обвиняемого, который, как следует из материала, имеет на иждивении двоих малолетних детей. Отсутствуют в постановлении суда первой инстанции и мотивы, свидетельствующие о невозможности применения в отношении обвиняемого иной, более мягкой, меры пресечения, чем заключение под стражу.

Вопреки положениям действующего законодательства суд, принимая решение о продлении срока содержания под стражей, ограничился лишь перечислением оснований, указанных в соответствующем ходатайстве, которые ранее уже учитывались судом как при избрании в отношении его меры пресечения в виде заключения под стражу, так и при последующем продлении ему срока содержания под стражей», — указывает ВС.

Видео (кликните для воспроизведения).

Высшая инстанция также напомнила, что суд каждый раз должен выяснять, если ли достоверные данные о возможности обвиняемого скрыться от следствия и суда и указывать конкретные мотивы, обосновывающие необходимость продления задержанному срока содержания под стражей.

Верховный суд как часто отменяет решения
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here